18 июня БФ «НАРКОМ» провел традиционную ежегодную конференцию, посвященную Дню борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков.
Конференции, семинары и вебинары, посвященные профилактике асоциальных зависимостей, терроризма и наркотерроризма, экстремизма, ксенофобии наш Фонд проводит ежемесячно, но, увы, лишь раз в год нам удается привлечь столь пристальное внимание общественности к этим насущным проблемам…
Тема, увы, не нова, но каждый год мы видим, что прилагаемых усилий недостаточно, каждый год собираемся, чтобы понять, как действовать в меняющихся условиях.
Противостояние асоциальным зависимостям включает в себя психологические, медицинские, педагогические, юридические аспекты, необходимы слаженные усилия государственных и общественных организаций. Именно в Конференции приняли участие и депутат Госдумы Николай Валуев, и кандидат юридических наук Борис Целинский, и заместитель начальника Управления Антитеррористической комиссии г. Москвы Вячеслав Попов, сотрудники Московского Департамента безопасности, работники ВУЗов, сотрудники центров профилактики наркомании и руководители антинаркотических волонтерских групп.
Показательно, что как раз накануне нашей Конференции Президент РФ В.В. Путин провел Заседание президиума Госсовета «О ходе реализации государственной антинаркотической политики».
Как видите, темой профилактики наркомании и иных асоциальных зависимостей озабочены первые лица государства.
Тем важнее всем нам объединить усилия, чтобы противостоять развитию наркомании и других асоциальных зависимостей. Этому и была посвящена наша Конференция «Общество против!»

А.В. Алексеев, Президент БФ «НАРКОМ», глава Издательского дома «Пока не поздно»:

Друзья и коллеги, уже двенадцать лет в канун Дня борьбы с наркоманией и наркобизнесом мы проводим семинар во Дворце Молодежи на Миуссах. Собираемся, чтобы подвести некие итоги, осознать, какие задачи стоят перед нами сегодня особенно остро, поделиться опытом.

Антинаркотический семинар мы начали проводить с 2001 года, но уже в 2003 были вынуждены сосредоточить внимание на всех асоциальных зависимостях (алкоголизм, игромания и т.д.), а также присоединить тему терроризма, экстремизма, ксенофобии. Таким образом, мы собираемся, чтобы осознать, какие опасности сегодня грозят обществу, особенно детям и подросткам, и как мы можем их защитить. Приветственное слово скажет депутат Госдумы РФ Николай Сергеевич Валуев.

Валуев Николай Сергеевич, депутат Государственной Думы РФ:

Темы, которые мы планируем обсудить на сегодняшней конференции, очень злободневны, Госдума также активно работает над решением этих вопросов. И многое будет зависеть, коллеги, от того, что и как здесь сегодня прозвучит.

Я вхожу в группу по разработке критериев профилактики и лечения наркомании и табакозависимости. Уже прошло два больших заседания рабочей группы, резолюция есть, она, к слову, отражена в изданиях Фонда «Нарком»: мы активно сотрудничаем. Спасибо огромное, Александр Всеволодович, за то, что вы отображаете наши мысли.

Я уверен, что сейчас очень важно переломить мнение, сложившееся у руководителей большинства общеобразовательных школ: они просто боятся говорить с учениками и родителями о проблеме наркомании! А не надо бояться: пока мы молчим, наркодилеры выступают – и вовлекают детей в гибельные игры. Именно над этим я буду работать.

Попов Вячеслав Васильевич, заместитель начальника Управления Антитеррористической комиссии г. Москвы:

Хочу отметить, что наркомания, наряду с терроризмом, является одним из глобальных вызовов, угрожающих самим основам человеческой цивилизации. Наркобизнес – ресурсная база международного терроризма, головорезы банды международного террориста Басаева, издевавшиеся над сотней захваченных в заложники в Будённовске ровно 20 лет назад, были экипированы во многом на «ядовитые деньги» от сбыта наркотиков. Примечательно, что сегодняшняя конференция проходит после состоявшееся вчера заседания Президиума Государственного совета России, посвященного реализации государственной антинаркотической политики. Этот факт еще раз демонстрирует озабоченность руководства страны ситуацией с наркоманией и наркотерроризмом.

Особая опасность наркомании в том, что поражает она именно наше будущее, молодежь. Поэтому трудно переоценить роль школы, педагогического сообщества в системе противодействия этой угрозе. Вместе с тем, чтобы эффективно противостоять как асоциальным зависимостям, так и террору, необходимо задействовать потенциал всего гражданского общества, общественных объединений и родительской общественности, социально ответственного бизнеса.

При формировании и развитии системы профилактики наркомании необходимо использовать положительный опыт противодействия другим глобальным вызовам, таким как терроризм, экстремизм, ксенофобия. В частности, опыт организации информационно-абонентских групп при антитеррористических комиссиях префектур и управ в Москве, созданных для проведения разъяснительной работы среди категорий населения наиболее подверженных влиянию экстремисткой и террористической идеологии, молодежи.

Эти группы созданы по рекомендациям национальной антитеррористической комиссии при антитеррористических комиссиях муниципальных образованиях в Северо-Кавказском федеральном округе, в Южном федеральном округе, Приволжье.

Все они действуют активно и результативно, привлекая к работе с населением авторитетных национальных лидеров, представителей творческой интеллигенции, известных спортсменов, активистов молодежных объединений, представителей духовенства.

В Москве работа таких групп только разворачивается – и уже есть положительные примеры: в Северо-Западном, Троицком и Новомосковском административных округах.

Совет ректоров ВУЗов Москвы и Подмосковья на заседании в феврале прошлого года поддержал инициативу аппарата антитеррористической комиссии города Москвы привлекать представителей ВУЗовской науки для поддержки деятельности таких групп.

Поскольку главы префектур и управ Москвы являются, по совместительству, председателями соответствующих антитеррористических комиссий, они, организуя регулярные встречи с населением, предоставляют возможность выступать перед населением и членам групп, охотно идут на контакт с руководителями образовательных организаций.

Полагаю, что организация подобного формата работы возможна и по линии профилактики наркомании. Уверен, что сегодня состоится конструктивный и предметный обмен мнениями, участники которого получат новые знания, поделятся положительным опытом, обретут и укрепят профессиональные контакты, чтобы добиться конкретных результатов в работе по профилактики наркомании.

Миронов Алексей Сергеевич, кандидат педагогических наук, доцент кафедры «Валеология» МГТУ:

Прежде чем я сам скажу несколько слов, хотел бы пригласить на сцену нашу студентку, уже почти выпускницу (завтра она защищает диплом) Варвару Лазареву, активиста ООД «Здоровая инициатива».

У нас в «Бауманке» (МГТУ им. Баумана-ред.) очень и очень серьезно относятся к проблеме профилактики наркомании и борьбы с асоциальными зависимостями, пропаганды здорового образа жизни. Ведь в чем беда: часто ребята, которые ведут активный и здоровый образ жизни, просто стесняются признаваться в этом, боятся выглядеть «не модно», получить прозвище «ботаников». Так что, наша первоочередная задача: сделать престижным активный, здоровый стиль поведения. Разумеется, мы всеми силами включаем в эту работу самих студентов. Собственно, об этом Варвара и расскажет – тем более, что она, во-первых, стояла у истоков создания ООД «Здоровая инициатива», а во-вторых, не расстается с родным институтом: Варя поступает в аспирантуру.

Лазарева Варвара Сергеевна, студентка МГТУ им. Баумана, активиста ООД «Здоровая инициатива»:

Как известно, у человека со временем меняются авторитеты: в детстве главные авторитеты для каждого из нас – мама с папой, потом – учителя или кто-то из взрослых, а в студенчестве – сокурсники. Как бы уважительно мы ни относились к профессорам и доцентам, определяющим становится мнение сверстников из «твоей стаи» – принимают тебя или нет, вписался ты в круг – или выпал безнадежно. Именно поэтому многие начинают употреблять наркотики: даже не от пустоты и скуки, не в момент кризиса, а только, чтобы оказаться «в стае». И что бы ни говорили родители, мнение сверстников перевесит.

Вот потому мы и решили сделать основой своей работы принцип «Равный – равному».

Разумеется, мы проводим разные мероприятия, пропагандирующие здоровый образ жизни – не митинги и собрания, конечно, а спортивные состязания, тусовки, где и весело, и легко, и интересно – и нет места наркотикам и алкоголю.

Это целиком и полностью волонтерская работа, никакой принудиловки, да она и не нужна: если ребятам интересно, если собираются дружные компании, туда идут сами! И такие же ребята, волонтеры, ведут просветительскую работу по профилактике наркомании и токсикомании, на понятном молодежи языке рассказывают о том, куда ведет эта дорога.

Таким образом, все наши мероприятия очень ненавязчиво, но последовательно пропагандируют здоровый образ жизни и формируют у молодежи ненаркотическое мировоззрение.

Понятно, что наши волонтеры, активисты действуют не наобум: у нас есть определенные принципы антинаркотической деятельности, которых каждый волонтер должен придерживаться, чтобы достичь своей цели.

Очень важно, что, реализуя принцип «равный – равному», мы можем привлекать не только студентов и аспирантов, но и школьников: ведь известно, что залог успеха – ранняя профилактика, наша задача – сделать так, чтобы человек вообще не захотел даже попробовать наркотик, несмотря ни на какие провокации, особенно в его собственном окружении.

Студенты, школьники, выпускники университетов проводят лекции и тренинги со студентами и школьниками, объясняя им проблему на молодежном языке, «проигрывая» всяческие сложные ситуации, чтобы они были во всеоружии.

«Самоуправление и законность» – еще один важнейший принцип, лежащий в основе нашей деятельности. Крайне важно, чтобы каждый действовал абсолютно добровольно и чтобы в проблему не примешивалась политика.

Сегодня, к сожалению, наркобизнес стремится проникнуть в образовательную сферу, потому что студенчество – это огромный рынок для сбыта наркопродукции. И потому волонтерское движение «Здоровая Инициатива» провозгласило любые образовательные учреждения «Территорией активного противодействия давлению среды и пространством пропаганды здорового образа жизни».

Наше движение основано в 2006 году на базе МГТУ имени Баумана, и уже много лет успешно функционирует в учебно-методических центрах здоровьесберегающих технологий.

Вообще, волонтерство – это огромная семья, которая может сплотить самых разных людей – это доказывают наши дружественные отношения с различными образовательными организациями, которые активно участвуют в наших акциях. Скажу больше: пришло время проводить всероссийские акции – и мы начали это делать: организовали автопробег «Мы против наркотиков», различные конференции и, конечно же, акцию «Спорт – основа жизни».

20 мая 2012 года при поддержке Минобороны России и ФСКН РФ, мы были зарегистрированы как «Общероссийское общественное волонтерское антинаркотическое движение обучающейся молодежи в образовательных учреждениях всех типов и видов – Здоровая Инициатива». В настоящее время силами волонтеров проводится более 30 различных оздоровительных мероприятий, ребята активно поддерживают их.

Так, «Здоровая Инициатива» проводит рождественские чтения, выступления преподавателей МГТУ и других интересных, выдающихся людей, акции «Будь сильнее наркотиков», турниры по фрисби, различные мероприятия, связанные со спортом, например, ежегодный турнир «Спорт против наркотиков», «День отказа от курения», «День Донора». «День Донора», кстати, стал самым огромным и масштабным, он длится 3 дня два раза в год, и в последний раз собралось столько студентов, что даже… не хватало бланков.

Конечно же, самым важным для нас является Международный день борьбы с наркоманией: он проводится в течении трех дней, с 26 по 29 июня, на это мероприятие приезжают участники из разных стран.

Кащенко Марина Вячеславовна, член Совета Фонда «Нарком», член Московской городской Коллегии адвокатов:

Я хочу рассказать международном опыте борьбы с наркоманией, который я изучала целенаправленно. Яркий пример – Куба: климат волшебный все растет, в том числе, «трава», а наркомании – нет. Почему? Великолепная профилактика в школах: каждые три месяца все без исключения учителя в отделении внутренних дел проходят «повышение квалификации» – им рассказывают, какие новые виды наркотиков появились, признаки их воздействия, принципы выявления. Ну, и, конечно, с ними работают психологи.

Еще одна страна-мечта – Чехия: в каждой школе есть специалист, который отвечает только за профилактику зависимостей. А что у нас? Сколько раз волонтеры, сотрудничающие с нашим Фондом «НАРКОМ» приходили в школы с предложениями рассказать, помочь, провести переподготовку. И что мы слышим? «Спасибо, не надо».

Почему вам это не надо? А логика школьного директора проста: «Если родители узнают, что приходил лектор и говорил с детьми о наркотиках, то родители подумают, что в школе эта проблема есть». Не приходил, разговор не поднимался – значит, нет проблемы…

Разумеется, есть и отрицательный мировой опыт, например, в Великобритании: там задались идеей выдавать наркоманам бесплатные шприцы, дабы избежать кругового инфицирования, и теплых пледов: как бы бедняги, впав в наркотическое забытье, не замерзли. Чем закончилось? Шприцы и пледы тут же перепродаются, на вырученные деньги покупается «доза», шприц идет по кругу – и так далее.

Очень показателен опыт США. В некоторых штатах задерживают человека, впервые застигнутого на приобретении наркотиков, но не тащат сразу в каталажку: ему предлагают выбор. Либо принудительное лечение, либо уж в тюрьму. Никто не желает оказаться в местах лишения свободы – все соглашаются на принудительное лечение. А оно в ряде случаев дает положительные результаты. Согласитесь: все в плюсе.

Я настаиваю на том, что принудительное лечение подростков от наркомании должно быть восстановлено! По воле родителей, опекунов, безусловно, под надзором, суда, или прокуратуры – но обязательно восстановлено. Мы находимся в ужасной ситуации еще вот по чему. Фактически до 16 лет нет никакой меры ответственности за употребление наркотиков не существует. С одной стороны, очень гуманно: стоит пощадить несмышленыша. С другой, ему, несмышленышу, ничто не мешает продолжить наркотические эксперименты – и после 16 годков перед нами – законченный наркоман.

Особняком стоит вопрос о тотальном тестировании школьников на наркотики. Либерально настроенная часть общества категорически против, так как это нарушает права детей и родителей. Вы знаете, у меня есть один аргумент, который я всегда озвучиваю: проверка является профилактикой, именно осознание того, что в школе в любой день может пройти проверка, насторожит ребят, которые захотят попробовать наркотики. Вот потому я – за тестирование.

Мы с вами говорим не только о наркомании, но о любых асоциальных зависимостях, в том числе, об алкоголизме – этой извечной российской беде. Вот вам опыт Чечни: чеченцы ввели абсолютный сухой закон. Алкоголя в стране нет вообще. И уж, конечно, в стране совсем нет наркотиков. Да, там особый менталитет: каждый чеченец осознал: если ты садишься пьяным (или «обкуренным») за руль, то ты заявляешь, что готов убить себя, и тех, кто рядом с тобой.

Да, такая подвижка в сознании произошла не одномоментно. Запрещение алкоголя вызывало общественный резонанс. Но когда, через полтора года после запрета резко возросла рождаемость, общественное мнение качнулось в сторону «за». Я сама видела в Чечне: если пьяный человек заходил в автобус, все женщины вскакивали и попросту выталкивали его на улицу! Довольно скоро люди привыкли к трезвой жизни – и принцип трезвости вошел в сознание. Дальше – больше: у водителя, севшего за руль в состоянии опьянения, попросту… реквизируют автомобиль. Просто и действенно.

Может, и у нас стоит лишать автомобиля тех, кто сел за руль в состоянии опьянения? Словом, нам вполне есть чему поучиться – и есть, от чего отталкиваться.

Целинский Борис Прокофьевич, руководитель отделения организации наркологической помои и правовых основ наркологии «ФМИЦПН им. Сербского»:

Вчера, 17 июня, состоялось Заседание президиума Госсовета «О ходе реализации государственной антинаркотической политики» под председательством В.В. Путина. Были поставлены следующие задачи: борьба с незаконным оборотом наркотиков, лечение и социальная реабилитация наркозависимых и профилактика распространения наркомании.

Я бы сегодня хотел остановиться на последней, третьей задаче. Разумеется, все три задачи одинаково важны и значимы, но профилактика стоит особняком и требует специального внимания, так как это – работа с причиной, работа на опережение. Мне представляется, что именно в ней ключ к решению проблемы с наркоманией в нашей стране.

Да, мы с вами – отдельные специалисты, отдельные депутаты и общественные организации, как, например, благотворительный Фонд «НАРКОМ», – делаем все, что в наших силах, но тут необходима государственная программа – и, наконец-то, она у нас появится.

Потому что до сих пор ситуация выглядела следующим образом: все так или иначе озабочены проблемой, но четкой системы работы не существует. Мы должны понимать: насколько серьезные бюджетные ресурсы выделены под реализации этих программ, насколько грамотные специалисты расставлены на ключевые позиции – настолько успешной окажется вся работа.

По моему глубокому убеждению, распространение наркомании поддается социальному прогнозу, более того, наркоманию можно свести практически к нулю, и наша страна – удивительный тому пример: некогда России удалось практически полностью избавиться от этой проблемы – увы, лишь на определенный исторический промежуток.

Дело в том, что в самом конце XIX-начале XX века Россию буквально захлестнула волна наркомании, огромное количество населения было «наркотизировано». Ситуация стояла так остро, что в начале 30-х годов пришлось вести очень жесткую социальную работу – о результат оказался впечатляющим: эта проблема была вычеркнута на десятилетия.

Разумеется, времена меняются, нынешняя ситуация с наркотиками имеет собственную специфику, и опыт прошлого столетия неприложим, однако сам факт того, что проблема в принципе имеет решение, очень и очень важен!

Почему сегодня «буксует» профилактика? Первая причина – и одна из ключевых! – недостаточно четко сформулированная и прописанная законодательно правовая основа, опираясь на которую могут действовать соответствующие лица и органы: те, кто обязан заниматься профилактикой. Их права и обязанности совершенно «размыты», следовательно, и они не в силах что-то реально сделать, и мы не можем строго с них спросить за выполненную (или невыполненную) работу.

Вторая причина: недостаток теоретических исследований: мы не имеем полной, научно обоснованной базы для разработки действенных моделей профилактики. Зачастую мы сами, на свой страх и риск вынуждены решать: в каком направлении двигаться, кого подключать, каких специалистов готовить, какие программы нам использовать. Интуиция и опыт – бесценны, но без научной базы мы далеко не уйдем.

Третья причина: отсутствие долгосрочной государственной политики. Да, у нас есть достаточно подробная Концепция, утвержденная Президентом, но жизнь не стоит на месте, она каждый день ставит перед нами новые задачи, подкидывает очередные головоломки – такие «вызовы» концепция не учитывает и учесть в принципе не может, это задача именно долгосрочной государственной программы. Яркий пример – всем сегодня известные «спайсы». Сегодня – известные, а когда принималась Концепция, о них и речи не было – так что же, закрыть на «спайсы» глаза и ждать поправок к Концепции? Нет, конечно. Вот именно потому необходима глубоко проработанная программа, способная учитывать новые «вызовы» – и немедленно законно на них реагировать, чтобы пресекать в зародыше.

На мой взгляд, наша задача сейчас – создать различные модели профилактики, чтобы люди «на местах» могли выбирать наиболее подходящую к их условиям, оптимальную в данной конкретной ситуации, а не изобретать велосипед. И, конечно, необходимо иметь достаточно четкую, правильную, перспективную, точно отражающую ситуацию оценку профилактической деятельности на самых разных уровнях. Само собой, параллельно необходима мощная пропаганда здорового образа жизни: только на ее фоне сработают любые профилактические модели.

На ком лежит первая и основная задача профилактики? Вопрос ясный: на органах здравоохранения и образования. И если у них не хватает специалистов, государство должно озаботиться этой проблемой и подготовить соответствующие кадры в кратчайшие сроки – только тогда мы сможем решить две главные проблемы первичной профилактики: предупредить употребление наркотиков, а для начала, как минимум, отсрочить потребление. Ведь в последние десятилетия эксперты отмечают страшную тенденцию «омоложения» наркозависимости: впервые наркотики и прочите токсические вещества пробуют 10-11-летние дети!

Ну, а ближайшей задачей, как я уже говорил, является формирование жизненных навыков, способствующих укреплению здоровья, развитию различных навыков, которые бы и психически, и физически защищали людей от приобщения к наркотикам.

И здесь нам с вами есть на что опереться: всего два года назад, в 2013-м, ООН приняла Стандарт по профилактике потребления наркотиков. Основой Стандарта явился анализ огромного массива информации. Вся она абсолютно доступна: бери, анализируй, перерабатывай – и творчески применяй, соотносясь с современными российскими реалиями!

Отдельный вопрос – правовые и законодательные основы работы по профилактике асоциальных зависимостей. Посмотрите, как сегодня распределены уровни ответственности, компетентности у органов различных уровней власти. Образно это похоже на перевернутую пирамиду: ее острие, где сосредоточен максимум власти и полномочий, составляют органы федеральной власти, не соприкасающиеся с реальными лицами, страдающими наркозависимостью. Следующий уровень – власти региональные: они тоже облечены властью – и также практически не соприкасаются с реальными людьми и их проблемами. А вот органы самоуправления: те, кто работает «на земле», кто призван решать проблемы каждого отдельного индивида, его семьи и окружения, составляют основу пирамиды, «парящую в небесах» и лишенную практически всех полномочий… Полагаю, все учили геометрию, и понимают, насколько неустойчива подобная конструкция. Выход прост и понятен: надо перевернуть пирамиду – выстроить работу по профилактике наркозависимости и ресоциализации наркоманов так, чтобы основание пирамиды, органы самоуправления, общественные организации все-таки получили полноту полномочий и возможность работать нормально и эффективно.

Повторяю: максимальные полномочия и ресурсные возможности нужно передать вниз, на уровень местных органов, поскольку они, что называется, стоят на земле, ближе всего к людям.

Системный анализ, который я провел, свидетельствует: законодательство, регламентирующее профилактику наркомании, алкоголизма, крайне противоречиво. И это также тормозит работу.

К примеру, посмотрим ФЗ (Федеральный Закон) № 120 от 1999 года. Там перечислены (причем, вперемежку) несколько государственных органов, относящихся к разным органам государственной власти, обладающих компетенцией заниматься профилактикой наркомании. Среди них мы видим комиссию по делам несовершеннолетних и органы управления социальной защиты населения. Внимание: они именно «перечислены, названы», но на деле весьма неохотно работают в сфере профилактики наркомании. В то же время, за рубежом социальные службы очень прицельно, глубоко, внимательно, занимаются «обработкой» наркоманов, там реально работают различные социальные программы. Словом, российские социальные службы надо разворачивать в эту сторону – и чем скорее, тем лучше.

Следующий важнейший документ – ФЗ №3 от 1998 года. Статья 53 этого Закона гласит: организацию профилактики незаконного потребления наркотических средств должны осуществлять федеральные органы судебной власти и органы государственной власти субъектов федерации, а вот органы местного самоуправления не имеют права участвовать в мероприятии. Как видите, вновь мы сталкиваемся с феноменом «перевернутой пирамиды».

ФЗ №223 от 2011 года «Об основе охраны экологии граждан РФ» содержат статью № 7: основной закон российской медицины. Согласно этой статье, разрабатывают и реализуют программы профилактики федеральные органы государственной власти, субъектов федерации, а также органы самоуправления (правда, «в соответствии со своими полномочиями). Как видим, впервые упоминаются органы самоуправления – но им тут же «подрезают крылья»!

Еще один важный документ, ФЗ местных органов самоуправления, здесь есть статьи №14-16, где сказано, что эти органы должны принимать участие в профилактике терроризма и экстремизма. Казалось бы, отлично – но ни слова в этих статьях нет о профилактике наркомании – хотя мы прекрасно знаем, как глубоко взаимосвязаны эти явления!..

В какой-то степени этот пробел восполняет закон города Москвы № 6 от 2007 года «О профилактике наркомании и незаконного потребления наркотиков». Аналогичные законы действуют в 60 субъектах федерации, правда, не везде они достаточно грамотно составлены, но там, где над их разработкой трудились серьезные специалисты, там, где они качественно сделаны, органы местного самоуправления способны работать очень и очень эффективно.

И в заключение хотел бы повторить: насколько серьезно государство относится к проблеме наркомании и, особенно, профилактики наркозависимости, насколько четко простроена система – как чиновнические структуры, так и законодательная база, насколько работа подкреплена ресурсами, настолько можно ожидать эффекта. И еще: ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов гражданское общество, общественные инициативы, деятельность отдельных энтузиастов, и для них государство обязано создать соответствующие условия.

А. С. Миронов:

Как уже было упомянуто, вчера, 17 июня, состоялось Заседание президиума Госсовета «О ходе реализации государственной антинаркотической политики» под председательством Владимира Путина. Я принимал участие в этом заседании: руководил работой Совета по проблеме противодействия незаконному обороту наркотиков и убедился, что сегодня государство уделяет этой проблеме очень большое внимание.

Разумеется, я хочу рассказать о том, что знаю особенно хорошо, о чем болит моя душа: о наркомании в молодежной, особенно, студенческой среде, о том, как мы в «Бауманке» (МГТУ им. Баумана – ред.) решаем эти проблемы. Так вот, смею заявить со всей ответственностью: там, где руководство ВУЗа и научно-педагогический коллектив реально, а не формально ставит заслон наркотикам, проблемы асоциальных зависимостей не существует.

Например, в нашем ВУЗе такая нагрузка, такие требования к студентам, что никакой наркоман не выдержит: люди, потакающие своим слабостям, не приученные к постоянной работе, любящие «загулы» просто «сходят с дистанции», причем, в самом начале.

Ну и, конечно, имеет значение контроль посещаемости: прогульщиков мы отсеиваем нещадно, какими бы талантливыми они ни были.

Отдельно стоит сказать о тестировании. Есть закон, который четко разделяет социально-психологическое и медицинское обследования.

Кроме того, вышел приказ Министерства образования и науки РФ, регулирующий порядок проведения тестирования, после этого вышел приказ министра здравоохранения, касающийся порядка проведения и неких тонкостей медицинского обследования на наркотические вещества. Казалось бы, вся законодательная база готова – вперед!? Увы, прошел год, а в жизни образовательный учреждений нечего не изменилось.

Более того, оказалось, что когда не было этих законов, нам легче было работать: никто не «стоял над душой» с циркулярами, сами преподаватели определяли, что такое добровольное тестирование, могли замотивировать людей – вот тут присутствуют студенты, они не дадут соврать. Теперь же – есть кое-какие правовые документы, но на деле они ведут лишь к обязаловке, а следовательно – к отпискам или закручиванию гаек не по делу.

Смотрите сами, коллеги: сама по себе система наркотестирования работает давно, например, тех кто поступает на кафедру военного обучения, тестируют в обязательном порядке: поступающий знает, что даже пробовать, экспериментировать с наркотиками не стоит: отловят «на раз» – и не допустят к экзаменам. Ну, и история за тобой потянется соответствующая… Все будущее себе перечеркнешь.

В общем, база законодательная есть, работать она, увы, не работает – во всяком случае, у нас пока не получилось с ее помощью что-то улучшить или оптимизировать. А вопрос в другом: не в законах, относительно тестирования, а в методиках самого обследования на наркотики! Вот тут мы, практики, преподаватели и руководители ВУЗов, ждем работы специалистов: какие методики адекватны, валидны, легитимны, а какие использовать не следует. И этот вопрос пока остается открытым.

А.В. Алексеев:

Правильно вы ставите вопрос, Алексей Сергеевич! Мы с Николаем Сергеевичем Валуевым эту тему уже обсуждали, и очень серьезно – примерно, полгода назад. Да, президентский указ есть, есть приказ Минздрава, есть приказ Минобра, но на сегодняшний день есть заключение по этой проблеме специалистов МГУ и РГСУ, и оно гласит, что социально-психологическое тестирование, так скажем, немного не соответствует тем требованиям, которые изложены в методике, подписанной главным наркологом РФ доктором Брюном. Я бы рискнул озвучить такое мнение: данное социально-психологическое тестирование провоцирует молодежь пробовать наркотики! Возможно, сказано слишком сильно – но мы с вами обязаны прислушиваться к различным мнениям, высказанным специалистами, чтобы не допустить серьезной ошибки, которая обойдется России в тысячи жизней.

Поэтому я приглашаю тоже всех к дискуссии; думаю, что с сентября на страницах нашего издания мы продолжим этот разговор, дадим возможность обоснованно высказаться всем заинтересованным лицам – и придем к единому мнению.

Савицкий Александр Григорьевич, президент некоммерческого фонда «Здоровая страна»:

Мы с 2004 года занимаемся вопросами реабилитации наркозависимых. Фонд создали энтузиасты, которые работали в тех или иных реабилитационных структурах, то есть, был накоплен колоссальный практический опыт, мы также пристально изучили опыт иностранных коллег: реабилитационных центров Польши, Израиля. Все это и легло в основу концепции работы Фонда: попытка обобщить имеющиеся наработки и на их основе создать новую эффективную методику реабилитации наркозависимых.

В результате, мы создали довольно большой центр, на данный момент мы располагаем целым «пакетом» уникальных технологий. Конечно, особое внимание мы уделили созданию различных информационных сайтов: ведь люди, столкнувшись с проблемой наркомании, в первую очередь ищут информацию в интернете – и очень важно, чтобы они максимально быстро могли найти ответы на главные вопросы: насколько опасны разовые эксперименты с наркотиками, что такое «спайсы», допустимо ли употребление «легких» наркотиков, как быстро наступает зависимость, что такое созависимость, каковы признаки употребления наркотиков кем-то из окружения, какие есть способы лечения и так далее. Ну, и, конечно, на наших сайтах всегда размещена информация об очных и заочных консультациях, различных вариантах лечения в государственных учреждениях либо тех реабилитационных центрах, которые имеются в нашей базе данных.

Особо подчеркну: как благотворительный фонд, мы разрабатываем методики, сводим их в единую комплексную программу, разумеется, она проходит все положенные апробации и аккредитации, после чего мы предлагаем ее реабилитационным центрам – и многие стали откликаться, потому что разработанная нами программа оказалась достаточно системной.

На данный момент мы поддерживаем собственные сайты и помогаем поддерживать сайты других организаций. Для справки: ежедневно в нам заходят более 4,5 тысяч посетителей.

В Москве не так много областных центров с реабилитационными программами, мы постоянно развиваемся. И вот на чем мне кажется важным сосредоточиться. Мы говорим о реабилитации, о реабилитационных программах. Между тем, само это определение, на мой взгляд, недостаточно корректно.

Реабилитация как термин подразумевает восстановление утраченных способностей. Отлично – а если у человека, попавшего в зависимость, не было никаких особо выдающихся способностей? Если именно от своей серенькой жизни он и пошел искать забвения в наркотиках? И нашел, ведь: ярчайшие видения, полеты души и так далее. Он получил яркую вымышленную жизнь – пусть и ценой загубленной реальной, пусть даже жертвуя здоровьем, семьей, социальным статусом, будущим… И что тут реабилитировать?

С другой стороны, коллеги, мы с вами прекрасно понимаем: нет на свете людей вообще без способностей и талантов, есть те, кого родители, учителя, воспитатели не сумели «раскрыть», чьи таланты так и остались в зачаточном состоянии. А значит, наша задача – избавляя от тяги к наркотикам, найти потаенные способности человека, помочь ему проявить себя, найти ЗАМЕНУ – вот тогда и получится истинное избавление от наркозависимости или любой другой асоциальной зависимости, а не «реабилитация».

И еще: реабилитируя (оставим уж привычный термин), мы возвращаем человека в тот мир, из которого он сбежал в наркотик. Правильно ли это? Ни в коей мере! Через очень короткое время он вновь пустится в бега – то есть, вернется к наркотикам, к любым веществам, дарующим забвение. Поэтому наша работа выстроена на выявлении тех причин, которые некогда привели к употреблению наркотиков, и наша главная задача – отлучение от этой проблемы не одними только химическими способами: надо научить человека адаптироваться, завести новый круг общения.

Это очень непросто, потому для начала мы создаем модель терапевтического сообщества, когда сама среда способствует тому, что человек меняется: он попадает в специально созданные условия, где поддерживаются здоровые отношения, где все открыто, где люди свободно озвучивают свои чувства, а не играют в молчанку, пережевывая собственное несовершенство и пестуя комплексы. Ну, и, конечно, очень важны терапевтические мероприятия: групповая или индивидуальная терапия. Кстати, в обязательном порядке такую терапию проходит семья пациента: мы выявляем те модели поведения, которые некогда спровоцировали у него зависимость, и формируем новые – способствующие восстановлению, помогающие справляться с жизнью.

Да, мы разработали собственную программу, но это отнюдь не подразумевает, что мы находимся в конфронтации с государственными структурами! Напротив, мы сотрудничаем, и очень плодотворно.

Особняком стоит тема – пожалуй, самая сложная и тяжелая: детской наркомании. Тут и вопросы профилактики, и лечение, и предотвращение, конечно, в первую очередь. Мы издали на специальную книгу, посвященную всем этим проблемам, тут, должен отметить, у нас тоже выработан свой подход: пока детям не расскажут о вреде наркотиков, о ловушках, в которые их будут стараться заманить – а ведь будут! -, пока им не помогут адаптироваться в современном мире, они остаются совершенно беззащитны.

С подобным положением вещей, друзья мои, мы сталкиваемся впервые, это новые исторические реалии, ведь в прежние времена воспитание и защита подрастающего поколения шли совершенно иными путями. Увы, они сейчас выглядят ветхозаветными: семья (большая, не только мама с папой, но и бабушки-дедушки, тети-дяди и т.д.) защищали ребенка, постепенно вводили в мир, подспудно внушая и вечные ценности (учили любить и защищать свою семью и свою страну, объясняли, какие опасности подстерегают и как их избежать), учили профессии: она передавалась от отца к сыну. Все изменилось: семьи сократились донельзя, взрослые поглощены работой, мир выставляет миллион соблазнов, перед которым беззащитна неокрепшая душа. Вот и получается, что едва ли не самое важное – учить ребенка адаптироваться в мире, не становясь асоциальной личностью, не озлобляясь и не поддаваясь на провокации «химических улучшителей настроения».

Кому-то повезло, кого-то учат родители, но есть много семей где эти вопросы вообще не затрагиваются.

Мы за то, что бы в каждой школе был не один специалист-психолог, а был целый штаб сотрудников, которые могли бы и должны бы были заниматься реабилитацией детей, неспособных выстроить психологический барьер перед наркотической угрозой.

Гайдук Вера Владимировна, учитель высшей категории, руководитель волонтерской антинаркотической группы «МЫ ЕСТЬ!»:

Наша группа работает с 2006 года, и особенно ценно, на мой взгляд, что главные «действующие лица» – сами ребята, 14-16-летние дети, твердо выбравшие жизнь без наркотиков и старающиеся отвратить, оградить от этой гадости сверстников. Слава Богу, настало время, когда государство серьезно берется за реабилитацию и ресоциализацию наркозависимых.

Я бы отметила такую проблему: жизнь после излечения от зависимости. Мы знаем, как трудно избавить человека от наркомании, лечению поддаются 4-6 процентов, но и эту малую часть спасенных мы рискуем потерять в период, когда лечение закончено – и человек возвращается в мир. В какой мир он вернется – к прежним знакомым, некогда втянувшим его в зависимость, в круг людей, не адаптированных к жизни и потому ищущих спасения в наркотике, в алкоголе?

Вся наша работа построена на том, чтобы показать все возможности, все краски реального мира, помочь молодым людям, подросткам найти себя, научиться жить радостно без химических «костылей».

Я выступаю не только как учитель и организатор группы, но и как мама. Я никогда не думала, что моя семья может столкнуться с наркотиками, я прививала своим детям лучшие качества: доброту, внимание, заботу. И самое главное, что дети приняли все то, чему я их старалась научить. И все же, все же…

Моя дочь была очень талантлива, она прекрасно пела, рисовала, занималась спортом, музыкой, чем только не занималась, у нее было очень много друзей, ее любили, она была душой кампании. Она очень ценила своих друзей, радовалась их успехам, переживала когда у кого-то случались неудачи.

Анечка закончила школу, поступила в художественный колледж и мечтала стать художницей. Она участвовала во многих конкурсах, почти всегда занимала призовые места; была приглашена на Форум победителей в декабре 2009: ее поздравлял сам Президент РФ…

26 октября 2010 она погибла, ей теперь всегда 16 лет. Нет ничего страшнее, чем хоронить своих детей – особенно, детей талантливых, успешных, красивых. Видимо, так было суждено случится: среди ее друзей были, те кто принимал наркотики. Аня всегда резко негативно относилась к наркотикам, но это были ее друзья – и она думала, что оттолкнув, поспособствует их гибели. Аня продолжала общаться, надеясь их спасти.

Однажды она прибежала домой счастливая: «Мам, ты представляешь, я сегодня поговорила с мальчиком, чтобы он не принимал наркотики, он сказал, что больше никогда не будет!» Это была ее маленькая победа – она просто светилась от счастья.

26 октября она пошла погулять с подружкой: их пригласил знакомый. Он предложил Анечке красивую трубку, сказав, что там – ароматизированный табак. «Попробуй одну затяжку»…

Это был спайс, и одной затяжки оказалось достаточно. У Ани начались жуткие галлюцинации, она побежала домой. Так случилось, что дома была одна бабушка, которая, конечно, не поняла, что происходит. Аня еще пыталась объяснить: «Влад дал мне покурить»… В общем, пока бабушка вызывала скорую, пока на шум прибежала соседка прибежала, пока шла вся эта суматоха, Аня, не помня себя, выскочила на лестницу, взметнулась со второго этажа до десятого. Там было открыто окно. Аня выпрыгнула…

Спайсы в это время не считались наркотиками, они свободно продавались везде – и достать их было очень просто.

Видимо, смерть Ани стала последней каплей: этой проблемой занялись ФСКН. И буквально через два месяца первые формулы спайсов были признаны наркотиками и запрещены.

Тот, кто предложил Анечке затянуться, тот, кто, в конечном итоге, убил ее, никак не наказан: во-первых, ему было всего 16, во-вторых, спайсы не считались наркотиками. Он жив и свободен. Ани нет и уже никогда не будет.

Для тех, кто знал Аню, вся эта история стала шоком, тем более, ч то все знали: наркотики и Аня – вообще вещи несовместимые. Ребята, друзья, мои ученики сказали: «Мы должны объявить войну спайсам, войну наркотикам». Вот так мы и создали группу «Мы есть».

Сначала это была маленькая группа в нашей школе, потом пришла идея создать группу «В контакте», чтобы привлечь подростков к здоровому образу жизни.

Надежным способом уберечь наших детей от наркоагресии является развитие у них устойчивого психологического иммунитета к наркотикам. Наша группа на сегодняшний день насчитывает более трех тысяч человек, она работает под девизом: «Выполним указ Президента Путина о формировании у молодежи иммунитета к наркотикам».

Наша цель: объединить молодых людей, еще незатронутых наркотиками, рассказать об опасности и вовлечь в борьбу против наркотиков. Мы сотрудничаем с очень многими группами этой направленности.

Группа «Мы есть» не только пропагандирует здоровый образ жизни, мы, как можем, боремся с наркодилерами: закрашиваем рекламу на асфальте и передаем телефоны в ФСКН, проводим акции, беседы, раздаем брошюры для родителей: порой, когда я беседую с папами и мамами моих учеников, выясняю, что они не знают, как говорить с детьми об опасности наркотиков, как определить, употребляет ли твой ребенок наркотик…

Периодически мы проводим Акции у входа ВДНХ и приглашаем в нашу группу. Также были проведены беседы с учащемся 10-11 классов на антинаркотическую тему. Недавно на радио вышла программа, посвященная в памяти Ани: там ставились вопросы о решении проблемы наркомании.

Мы знаем, что делаем правильные вещи: ко мне обращались и родители, и сами наркоманы, чтобы мы им помогли: беда в том, что люди, попав в беду, просто не знают, что делать!

И это, на мой взгляд, главная проблема нынешнего дня: отсутствие всей полноты информации, касающейся наркотиков и наркозависимости. Пока мы не сделаем так, чтобы каждый знал, к кому обратиться, чтобы получить помощь и поддержку, мы не сдвинемся с места!

А.В. Алексеев:

Спасибо большое всем. Коллеги, хочу напомнить замечательные строки Булата Окуджавы: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Мы вместе, а вместе мы – сила!