Перелет от Москвы до Коломбо — столицы островного государства Шри-Ланка в Индийском океане занимает примерно 8 часов, завершаясь в международном аэропорту столицы Шри Ланки Катунаяке.
Все города мира имеют свои запахи. Баку, например, пахнет нефтью, Ташкент — пловом, Дели — пряностями и цветами, Мадрас — пряностями и морем, а Коломбо — морем, цветами и кокосовым маслом.
Греки и римляне называли Шри-Ланку «Та-пробан». Арабские моряки времен Синдбада называли ее «Серен-диб», для португальцев и голландцев она — «Цейлао», для англичан — Цейлон, а для коренных жителей с самых древних времен была и остается Шри-Ланкой. Эту страну часто сравнивают с изумрудом не только из-за ярко-зеленого цвета пальм, но и потому, что в ее недрах скрыты колоссальные запасы драгоценных камней и главный из них — изумруд.
Коломбо столицей страны стал сравнительно недавно. Раньше столица находилась в горах и никогда не была легкой добычей для завоевателей. Остров Цейлон на три четверти — равнина, а в центре находится ступенчатое нагорье с крутыми склонами. Нагорье, как говорят геологи, молодое, поэтому многие реки, еще не успев достичь океана, образовали многочисленные водопады. Большая влажность — причина поразительной пышности и роскоши природы на юго-западе и в горах острова.
Здесь можно встретить многоярусные леса из сотен видов деревьев с висячими воздушными и стоячими корнями, похожими на доски Деревья увиты лианами, к стволам лепятся орхидеи. В джунглях множество обезьян, оленей, лемуров, ярко окрашенных птиц, огромных бабочек. С наступлением вечера полновластными хозяевами джунглей становятся леопарды, которых местные жители называют тиграми. Сохранились и дикие слоны.
Во всем мире известен цейлонский чай. Еще в годы владычества англичан сюда завезли и кофе. Но разразилась эпидемия, и все кофейные кусты погибли. Склоны стал» засаживаться чаем. Сегодня ковры из чайных кустов стада непременным атрибутом цейлонского ландшафта. А на равнинах повсюду видны плантаций гевея, из сока этих деревьев получают каучук, 8 прибрежных зонах — целые рощи высокоствольных кокосовых пальм.
Сингалы, основной народ, населяющий страну, — люди очень приветливые, гостеприимные. Тамилы — вторая по численности нация, их предков англичане насильно перевезли из Южной Индии; встречаются мавры (потомки арабских завоевателей), буры (чьи предки были англичанами, португальцами, голландцами, в разные времена пытавшимися установить свое господство на острове); ведды — самая малочисленная национальность, происходящая из коренного населения страны. Приветливость местных жителей — черта врожденная, как и их азиатская хитреца, поэтому, общаясь с местными жителями надо не поддаваться их обаянию и держать «ухо востро». Особенно на базарах, где торговаться — не столько способ продать товар подороже или наоборот, купить подешевле, сколько вид национального развлечения. Торг закончен, и на только что яростной физиономии собеседника вновь расцветает добродушная улыбка: ничего лично против вас он не имеет, просто таковы правила игры.
Любого человека, вновь прибывшего в Шри-Ланку, могут удивить английские и португальские имена, которые до сих пор широко распространены среди населения острова. Поэтому если кто-то представляется Джеймсом, Рубейро или Сильвой, то это значит, что перед вами потомок английских или портутальских завоевателей. Хотя никаких внешних ярко выраженных национальных черт сразу не распознаешь, все ланкийцы — люди смуглые, с большими глазами и неизменной белозубой улыбкой на лице.
Часто на улицах можно увидеть людей с ярко-красными губами и зубами, жующих что-то зеленое, то и дело сплевывающих себе под ноги слюну цвета крови. Эти люди, — как правду, «со дна» общества — «балуются» бетелем — завернутой в кусок бананового листа смесью растительных компонентов, в том числе наркотических. Жевать бетель они могут в течение всего дня, благо торговцев этим зельем много, а стоит оно дешево. В приличном обществе любителей бетеля не принимают: красные зубы — клеймо изгоя, свидетельство низкого происхождения.
Коломбо разделен примерно на 15 пронумерованных районов. Самым комфортабельным районом считается Коломбо-7. В одном из тихих переулков района спрятался особняк американского писателя-фантаста Артура Кларка, который совсем не случайно выбрал Шри-Ланку местом постоянного жительства. Во время одной из бесед со мной он сказал, что любит эту страну за прекрасный климат и дружелюбный народ.
В одно из моих посещений я удостоился особой чести. Артур Кларк большую часть времени проводит на кресле-коляске и, хотя он не любит говорить о своей болезни, я по отдельным высказываниям понял, что с ним что-то случилось во время исследований Большого кораллового рифа в Австралии. С креслом он расстается редко, только в особых случаях, Видимо, мой случай такой и был. Кларк позвал слугу, встал с его помощью, и, опираясь на палочку, повел меня в сад. Я был готов увидеть все, что угодно: диковинные растения, невиданных животных или рептилий, но то, что показал мне хозяин, было для меня полной неожиданностью. Артур Кларк раздвинул кусты, и я увидел пять небольших могильных плит. Вглядевшись, я смог прочитать надписи на них. Это были имена, даты рождения и смерти. Казалось бы, ничего необычного, если бы не имена, которые были какими-то нечеловеческими. Взглянув на хозяина, я увидел грусть на его лице. «Здесь похоронены мои любимые собаки», — пояснил Кларк. Меня, человека тоже неравнодушного к собакам, тронула такая его любовь к этим животным.
В Коломбо хороший зоопарк, только жаль животных в клетках. Особенно жаль бурого медведя — уроженца северных широт. Тропики ему явно не по вкусу. Внимание привлекает необычный сад с «диковинными цветами». При ближайшем рассмотрении оказывается, что это вовсе не сад, а огромная клетка, затянутся тончайшей сетью, заполненная бабочками всех видов и расцветок. Впечатление потрясающее и описанию не поддается.
Правда, мне ни разу ме приходилось не то, чтобы видеть их работу, но даже читать о происшествиях на пляжах. Спасатели в свободное время убирают пляж, а за небольшую плату готовы принести прохладительные напитки.
Причина отсутствия ных происшествий на вода в том, что берег океана пологий, как а Азовском ИЛИ Балтийском морях, и чтобы оказаться на бшфшой глубиме, иадо далеко зайти в воду. А этого сделать уже не позволят спасатели.
Местная кухня своеобразна и напоминает индийскую, но без предварительной «тренировки» оценить ее достоинства вряд ли удастся: слишком много специй и особенно перца, а также кокосового масла, которое, как уверяли меня мои ланкийские друзья, ссылаясь на медицинские авторитеты, очень полезно для здоровья, но мне оно не нравилось и тому была причина. Заезжему туристу она покажется смешной, но если в стране работаешь несколько лет, то даже такая мелочь может оказаться существенной. Дело в том, что ланкийские мужчины и женщины используют это масло как косметическое средство, втирая его каждое утро в волосы. Считается, что оно улучшает волосы, делая их здоровее и красивее, и защищает голову от лучей тропического солнца. После двух-трех часов пребывания на солнце масло начинает источать весьма специфический запах.
Все отели в Шри-Ланке построены с расчетом на туристов. Страна действительно могла бы быть «туристическим раем». На побережьеесть все условия для любителей пляжного отдыха, которым предлагаются самые разные развлечения: от серфинга до катания на парашюте, который тянет скоростной катер. коралловые рифы, расположенные почти вдль всего побережья, дадут возможность тем, кто увлекается подводным плаванием, вволю полюбоватаься самыми экзотическими растениями, рыбами и другими обитателями рифов.
Впрочем, для того, чтобы увидет жизнь рифов, вовсе не обязательно нырять по воду. некоторые гостиницы имеют свои небольшшие «флотилии» из лодок со стеклянным дном. Сверху открывается удивительный мир кораллов, рыб самых немыслимых расцветок, плавающих между водорослей. Иногда появляется большая тень, это плывет морская черепаха.
Эти животные охраняюся государством так строго, что когда попадаешь на черепаховую ферму, то передвигаться можно по отмеченным маршрутам и только в сопровождении служащего. Морские черепахи — особая гордость ланкийцев. Много веков назад черепахи выбрали ланкийские пляжи в качестве места, где они могли давать жизнь своему потомству. Ровный, теплый климат, мягкий, чистый песок, спокойный океан — все способствовало созданию здесь черепашьих «роддомов». Но поняли и люди, что у черепах вкусное мясо, а на берегу они практически беззащитны. Началось истребление этих животных, которые, в конце концов, были поставлены на грань исчезновения. Тогда в Шри-Ланке начали организовывать недалеко от мест черепашьих кладок специальные фермы, на которых в специальные бассейны собирались маленькие черепашки, из тех, кто сами по тем или иным причинам не могли добраться до кромки воды. В бассейнах под присмотром специалистов черепашки выращиваются до тех пор, пока не обретают самостоятельность.
С 1983 до 2002 года страна оказалась ввергнутой в гражданскую войну. Этническому большинству — сингалам, живущим в основном на юге острова, противостояли северяне-тамилы, составляющие 18 процентов населения. Среди них есть и потомки тех, кто переселялся на Шри-Ланку в течение веков. Но в основном это те, чьи предки были завезены из Южной Индии для работы на чайных, кофейных и каучуковых плантациях английскими колонизаторами. Местные жители от такой работы отказывались из-за того, что она была слишком тяжела и оплачивалась по «колониальным расценкам». О труде на чайных плантациях можно судить и сейчас, взглянув на руки сборщиц чая: огрубевшие пальцы сплошь покрыты глубокими старыми и новыми шрамами. Это только издалека чайная плантация похожа на мягкий ковер, на самом деле чайный лист жесткий с острыми краями. Если еще учесть, что трудиться приходится под палящим солнцем, а от выработки зависят заработки, то можно представить насколько «горек рис» сборщиц чая. И никакой механизации: считается, что контакт с любым механизмом портит вкус чая и сам чайный куст, выращивать который нужно лет двести, прежде чем он будет давать качественный чай.
Во время пребывания в горячей точке», мне предложили встретиться с одним из лидеров молодежного крыла ТОТИ («Тигры освобождения»), захваченною в плен индийскими солдатами. Привезли хорошо одетого, интёллигентного вида симатичного молодого человек лет 18. Узнай, что перед ним русский журналист, он, на хорошем ашлийском языке, начал говорить, что они изучают работу комсомола, что тоже борется за свободу. Честно говоря, я но очень слушал весь его бред. Мне уже было известно о существовании «черных тигров» — тамильских смертниках, отряды которых создавались из почти детей 13-17 лет. После идеологической и специальной подготовки они становились камикадзе, готовых выполнить любой приказ. Я всматривался в глаза этого юноши, который «стрелял» в меня идеологическими догмами, и думал о том, о чем мне рассказывали еще в Коломбо, а потом и здесь, в «горячей точке». В спецподготовку будущих камикадзе входило и наркотическое оболванивание. То есть камикадзе шел на смерть не за идею, а за дозу. Никакого сочувствия этот юноша с «комсомольским блеском» в глазах, уродовавший своих же товарищей, а затем посылавший их на смерть, у меня не вызвал.
«Тиграм» удавалось проводить террористические операции внутри страны и за ее пределами. От рук боевиков ТОТИ погиб в 1991 году премьер-министр Индии Раджив Ганди зато, что ввел по просьбе ланкийского правительства индийские войска.
Терроризм, как известно, выгодный бизнес. Радикалов из ТОТИ поддерживают в Австралии, Великобритании, Швейцарии. В некоторых странах существуют мощные тамильские диаспоры, в состав которых входят банкиры, владельцы судоходных кампаний, гостиничных комплексов. Особое внимание уделяется банковским операциям, отмыванию денег, в частности, полученных от наркобизнеса и торговли оружием. Кроме того, крупнейшие объединения тамилов представители которых то и дело попадаются на наркотрафике и нелегальной переправке мигрантов в развитые страны.

С послом беседовал
Александр ВОЛКОВ