На исходе осени служебные дела привели нас в старинный русский город Елец. Александр Сергеевич Пушкин по дороге в Арзрум пожаловался на трудности пути: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки проехать не более пятидесяти верст». Современная железная дорога не доставляет таких хлопот, и уже через треть суток езды от Москвы – «великий простор, без всяких преград и границ. ..поэзия больших дорог, отходящая в преданье русская старина». Это говорит уже Иван Алексеевич Бунин, проведший детство и юность в окрестностях Ельца.
Николай Михайлович Карамзин писал: «Не только Новгород, Киев, Владимир, но и хижины Ельца, Козельска и Галича хвалятся любопытными памятниками истории».
С XII века Елец упоминается в Никоновской летописи – в это время Елецкое княжество входило в состав великого княжества Рязанчкого, а правил здесь князь Елецкий Андрей Ярославич из рода рязанских князей. Историки считают, что на самом деле городу еще больше лет. Он был заложен на берегах реки Быстрая Сосна, правого притока Дона, при впадении в нее реки Ельчика, от которой и получил свое название. Это почтовый и ямской перекресток больших дорог, на черноземных землях, среди лесов, рек.
Елец строили как заставу с цитаделью-детинцом для защиты юго-восточной границы Российского государства. Именно приграничное расположение было причиной страданий, доставшихся городу за всю его историю – неисчислимых пожаров и грабежей. В 1238 году половцев сменили татары, уничтожившие Елец полностью. В последующие два века Елец подвергался набегам хана Ахмата Темира (1283), хана Узбека (1316), хана Тогая (1365), хана Мамая, уничтожившего елецкий Кремль (1380), – горожане участвовали в Куликовской битве против Мамая ,- хана Золотой Орды Тохтамыша, одного из потомков Чингисхана (1382), наконец, хана Тамерлана (1395). Рассказывают, что в древнейшей слободе Ельца – Аргамаченской – на Аргамаченской горе Тамерлану явилась Богоматерь, повелевшая ему убираться из города. В ярости Тамерлан сбросил с крутого берега в реку своего аргамака, уничтожил «злой город» и вернулся в степь. Чудотворный образ – Елецкая икона Божией Матери – стала реликвией Ельца. В XVII веке ее подарили царю Михаилу Федоровичу, посетившему Елец, но в 1813 году икона была утрачена (из Новоспасского монастыря Москвы), а копия с нее похищена из Вознесенского собора Ельца.
Каждый раз, как феникс, город возрождался из пепла и заселялся заново, меняя горожан, убитых или уведенных в плен. В 1395 году в елецкие земли вторгся правитель Средней Азии Тимур. В 1408 году Елец штурмовали полчища Едигея, в 1437 г. – хана Улу-Мухамеда. До начала XVI века наступило затишье, до новых набегов, теперь уже крымских ханов, продавших тысячи жителей на невольничьих рынках Крыма. Последний крупный набег на Елец совершила банда Мамонтова в 1919 году.
До XVI века Елец был крепостью с девятью сторожевыми сооружениями, которые должны были оповещать Москву о приближении татар: Московское государство считало Елец важным стратегическим пунктом, постоянно посылало туда ратников и оружие. Воины особого Елецкого полка под началом князя Федора Елецкого входили в русское войско во главе с Дмитрием Донским. В войну 1812 года в городе было создано народное ополчение под командованием Тютчева на случай приближения вражеских отрядов. Александр I в письме к ельчанам объявил им благодарность за помощь в защите Родины. За участие в Отечественной войне 1812 года на Бородинском поле и под Смоленском было награждено орденами и медалями 253 ельчанина, в том числе 85 женщин. В 1814 году елецкий полк участвовал в штурме Монмартра при взятии Парижа, в 1855 году – в Севастопольской битве, особенно на Малаховом кургане. Сегодня о заслугах полка перед Отечеством напоминает обелиск на городской площади, увенчанный двуглавым орлом.
Когда город получил возможность вздохнуть (с XVI-XVIII веков) то из защитника он стал быстро и уверенно превращаться в крупный ремесленный и торговый центр, центр торговли с Доном и югом страны. Торговали скотом, медом, солью, железом, сталью, чугуном, (особенно славились котлы для варки пива, браги, соли). Перед революцией в городе насчитывалось 915 лавок и более трехсот складов. Уже к концу XVII века Елец был одним из крупнейших поставщиков и перекупщиков хлеба, снабжал им армию Петра Первого под Азовом и донских казаков. Елецкое купечество – активное, умное и предприимчивое – получало огромную прибыль от «хлебного дела». Купцы перевозили озимую пшеницу из Саратовской, Тамбовской, Курской, Харьковской губерний, на приречных мельницах перемалывали зерно в муку высочайшего качества и уже муку сбывали, – особенно после строительства железной дороги, – в Тулу, Калугу, Смоленск, Витебскую губернию, в Ригу. В 1888г. елецкие купцы построили первый в России элеватор, причем настолько добротный, что он функционирует до сих пор.
В краеведческом музее Ельца на одном из стендов висит письмо в Наркомзем Ельца от 26.08.1928 г. за подписью Предсовнаркома Ленина : «..Не забывайте, что необходим скоро хлеб и необходимо очистить от всех излишков хлеба хоть одну образцовую волость (выд. ред)».
В XIX веке наряду с мукомольным развивается кружевной промысел – один из крупнейших в России. Если в 1867 г в другие города страны вывезли кружевного товара на 75 тысяч, то в 1910-м – уже более чем на миллион рублей, а в промысле работало более 30 тысяч кружевниц. В 1937 г. елецкие кружева с успехом демонстрировались на Всемирной выставке в Париже.
В это же время развиваются производство махорки, пивоваренные и спиртоводочные заводы, более десятка предприятий выделывали кожи.
Развивались культура и образование. Первая школа была открыта в 1789г., мужская и женская гимназии соответственно в 1871 и 1877 годах, в 1886 г. открыт театр. В гимназии Ельца в разные годы учились Иван Бунин, Михаил Пришвин. В Ельце родились публицист Дмитрий Писарев, актриса Варвара Массалитинова, композитор Тихон Хренников, работали Николай Семашко, Василий Розанов.
В автобиографической повести «Жизнь Арсеньева» И.А. Бунин писал о Ельце: «…Старина в нем … очень чувствовалась, сказывалась в крепких нравах купеческой и мещанской жизни, в озорстве и кулачных боях его слобожан.. Очень старинные места., бедные и грязные улицы, спускающиеся к оврагам, …в огромном количестве здесь работает, курит, сквернословит какой-то страшный род людей – могучих, невероятно сильных и грубых.. Дальше, за притоком, Черная Слобода, Аргамача, скалистые обрывы, на которых она стоит, и тысячи лет текущая под ними, на далекий юг, к низовьям Дона, река, в которой погиб когда-то со своим аргамаком молодой татарский князь; его, говорят, покарала чудотворная икона Божьей матери, и доныне пребывающая в самой старой из наших церквей, что стоит над рекой, как раз против Аргамачи – тот древний образ, перед которым стоят неугасимые лампады и всегда молится на коленях какая-нибудь женщина в темной шали, крепно прижав щепоть ко лбу…
….Город ломится от своего богатства и многолюдства: с утра до вечера везет в него деревня все свои урожаи, с утра до вечера идет по всему городу ссыпка хлеба, базары и площади завалены целыми горами всяких плодов земных…
…В пыльном золоте заходящего солнца течет поток идущих и едущих, возвращающихся с рысистых бегов, которыми тоже знаменит город… и сколько тут франтов из всяких писцов и приказчиков, сколько барышень, разряженных, точно райские птицы, сколько щегольских шарабанов..! А в соборе звонят ко всенощной… Тысячепудовый звон ревет и гудит ..над самой головой, широко и благостно-строго встречая, принимая и покрывая тебя…
В городском саду в конце аллеи,., томно разливался вальсом, рычал и гремел во все свои медные трубы и литавры военный оркестр».
Украшение Ельца и его достопримечательность – храмы. До 1917 года на сравнительно небольшой город приходилось более трех десятков церквей, 15 часовен, два монастыря. В последний раз колокола многих церквей звонили в тридцатые годы, когда «колокола переливали на тракторы». Сегодня построенный по проекту Константина Тона, создателя Храма Христа Спасителя, величественный Вознесенский собор – визитная карточка Ельца, равно как и «Дом призрения», изумительный по красоте, похожий на многослойный расписной пряник храм, построенный, к трехсотлетию дома Романовых,. Любознательный приезжий не может не спуститься за собором к реке по крутому живописнейшему Введенскому спуску, своего рода «елецкому Монмартру», споткнувшись по пути взглядом о табличку «Красная площадь» на одном из домиков. Полуразрушенные, совсем разрушенные, реставрируемые и действующие церкви встречаются почти в каждом квартале старого года.
Другая законная гордость Ельца – его Университет имени И.А. Бунина, отмеченный дипломом и золотой медалью ассоциации содействия промышленности Франции за успехи в области образования и опыт становления и развития классического университета в малом городе. Вблизи университета – городской сад, театр, великолепный стадион. Таблички с названиями улиц знакомят и со старинным, и с современным вариантами названий.
Но вот парадокс или, вернее, печальная черта практически всех российских городов, будь то центр или «глубинка»: на одной улице с университетом – огромная реклама завода винно-водочных изделий.
Алкоголизм и наркомания – большая проблема Ельца, если учесть численность его населения. По сообщениям печати, в Ельце самый высокий в Липецкой области уровень женского пьянства – на 100 тысяч населения злоупотребляют спиртным 710 женщин. («АиФ – Липецк, 2003, – №48, с. 9). Есть проблемы с наркоманией школьников.
В дореволюционном Ельце, особенно в самой неблагополучной Аргамаченской слободе, велась действенная профилактика алкоголизма. Жизнь человека, посвятившего почти двадцать лет искоренению пьянства и совершившего этим гражданский подвиг, достойна того, чтобы рассказать о ней в отдельной публикации.
В этой рабочей слободе XIV века царили дикие нравы, воровство, драки, поголовное пьянство, часто целыми семьями. Они встретили в 1894 г. молодого священника церкви Рождества Богородицы Николая Брянцева, и с ними он повел борьбу с первых дней служения, создав прежде всего общество трезвости, подобного которому не было ни до Брянцева, ни после него. Елецкое общество трезвости стало и первым в Орловской губернии, о чем сообщали «Орловские ведомости» уже в 1899г. Брянцев организовывал бесплатные лекции врачей о вреде алкоголя с наглядной демонстрацией плакатов, на которых сравнивалось, например, сердце здорового человека и алкоголика; для отвлечения людей от алкоголя он устраивал бесплатные театральные постановки в специально на свои средства построенном клубе, существующем доныне. На спектакли приходили семьями со всего Ельца. Работали кружки пения, музыкальные, танцев, декламации, куда Брянцев активно вовлекал молодежь. С мужчин своего прихода Брянцев брал церковный обет не пить пять лет под угрозой анафемы.
При поддержке общества трезвости в слободе активно развивалось кожевенное ремесло, организовывались артели по пошиву полушубков и шапок, валяли валенки, кружевницам бесплатно раздавали сколки (рисунки кружева – ред.), появились мастера по изготовлению елецкой рояльной гармошки. На Аргамаче всегда были хорошие кровельщики и каменщики, которых заваливали работой. В 1911 году Брянцев создал в слободе потребительскую кооперацию; под руководством священника на Аргамаче работала церковно-приходская школа.
Общество трезвости давало беспроцентную ссуду на постройку дома молодым семьям. В результате священник Николай Брянцев приобрел огромную популярность в городе.
После революции местная власть Ельца начала преследование Брянцева. В июне 1918 года вооруженные красноармейцы, угрожая оружием, начались грабежи имущества священника. Но жители Аргамача ударили в набат, сбежалась вся слобода, и началось побоище: люди защищали Брянцева, рискуя жизнью. Священнику удалось скрыться.
Потрясающий в своей наглядности факт – спустя 53 года после постепенного разрушения Аргамаченского общества (708е годы) среди рабочего люда слободы – рабочих карьера, машинистов, шоферов экскаваторов, электриков, слесарей – не было алкоголиков и даже пьющих. На многих других предприятиях Ельца, особенно у строителей, пьяных можно было встретить в любое время дня.
И сегодня в Ельце, конечно, есть подвижники, энтузиасты, в меру своих сил и возможностей борющиеся с пьянством.
В университете на факультете дополнительных педагогических профессий уже более 8 лет ведется подготовка будущих учителей по специальности «педагог-организатор антинаркотического воспитания», подразумевающая, что выпускники будут владеть методами просветительской работы. Университет периодически выпускает сборники по здоровому образу жизни, проводит научно-практические конференции, посвященные здоровому образу жизни, проводят акции по сбору подписей за запрет рекламы пива и табачных изделий. Огромная заслуга в этом – патриота Ельца, человека с активной гражданской позицией, непримиримого борца с алкогольной и наркотической зависимостью Н.А. Гринченко, доцента ЕГУ. Газета в будущем году расскажет более подробно о ее опыте профилактической работы.
На таких энтузиастах всегда стояла Россия. Но для борьбы всем миром, для спасения сегодня этого катастрофически недостаточно.

Впечатлениями делилась
Нина СМИРНОВА