Юрий Дуров сменил на посту художественного руководителя театра «Уголок дедушки Дурова» свою сестру Наталью Дурову 2 года назад. Вместе с нею он представляет четвертое поколение самой, наверное, знаменитой цирковой династии России. Редакция газеты «Пока не поздно-Москва»  обратилась к Юрию Юрьевичу с просьбой высказать свое отношение к проблеме наркомании.

Человечество за время своего существования сделало много замечательных открытий. Но к таковым я никогда не отнесу производство наркотических веществ. Лучше бы оно их не изобретало! Бороться с этой проблемой возможно только одним способом – приобщением к миру красоты и добра.

Сам я – опилочный ребёнок. Так в цирке называют тех, кто родился и рос  среди артистов и животных. В неполных 6 лет я уже выходил на манеж в роли маленького «дедушки Дурова». Поскольку сценический костюм был уже пошит, я стал ассистировать папе и в его номерах с животными. В 14 лет я отрабатывал весь его аттракцион самостоятельно.

Первым моим партнером по сцене была собака, потом – шимпанзе и, наконец, слоник. За последующие полвека мне довелось работать со всеми цирковыми животными, за исключением хищников, потому что Дуровы в клетках никогда не работали. Словом, я, есть такое слово, мульти-дрессировщик. А теперь еще и руководитель, то есть специалист по людям, которые обслуживают животных. Это особенные люди. И главная их особенность – фанатическая любовь к животным. Кстати, в штате театра сегодня 250 сотрудников, на каждого из них приходится по два животного – от мышек и крысок до медведей, тигров, бегемотов, верблюдов и кенгуру. Про слонов, а их у нас три – Марта, Сьюзи и Рэми – особый разговор. Слышали, наверное, историю о том, как чиновники хотели продать их с аукциона? Слава Богу, все утряслось. Так вот, если среди людей не раз попадались законченные любители погрузиться в призрачный мир наркотического опьянения, то среди животных, несмотря на многочисленные истории «знатоков», «законченных» встретить просто невозможно. Правда, с одной оговоркой: если к этому не приложит руку «венец природы» -  человек. Не буду спорить, любая обезьяна не откажется от кагора, пива, а слон, если чувствует, что заболел, – и от водки. Во время морозов мы, например, нередко даём нашим «дамам» водку с сахаром и водой. Это разгоняет их кровь, дает им больше шансов не заболеть. Все «предложения выпить» – только с рекомендации ветеринара. Это – обычное лекарство, поэтому животные принимают его по принуждению. Но принимают, потому что интуитивно понимают, что это лечение им необходимо. Выпить же «за компанию», ради удовольствия их не уговорит и самый опытный дрессировщик. В отличие от людей, которых и уговаривать не надо…

Несколько лет назад в вашей газете Наталья Юрьевна Дурова писала, что воспитать нормального человека можно только в том случае, если он имеет возможность общаться с животными. Я с удовлетворением наблюдаю, как решительно молодеет зрительская аудитория нашего театра. Раньше детей приводили с 5 лет, теперь и 2-хлетний ребенок не редкость. Недавно была женщина, которая в антракте кормила младенца грудью, а рядом с ней сидел ещё один, по старше. Меня это радует не потому, что расширяется аудитория, а потому что взрослые понимают, что детей приучать к животным надо с раннего возраста, чтобы они любовались красотой природы не по телевизору, а наяву. Кстати, я заметил, что в телевизионных сериалах преступники в детстве и кошек мучили и голубей стреляли. Я не хочу сказать, что все они стали убийцами или насильниками именно по этой причине. Но взаимосвязь, по-моему, очевидна. Когда ребёнка умиляет общение с животным, когда он боится его взять на руки, он уже проявляет первые порывы доброты. И как следствие, творить зло, в том числе и самому себе, что, по сути, и является основной характеристикой наркотической зависимости, уже не в его характере.

У нас в театре был случай, когда парень умер от передозировки. Оказывается, сделать это его уговорили друзья, и он по  легкомыслию поддался их уговорам. Кто виноват? Конечно, его совратители, но и сам он должен был знать, чем грозит это занятие: смерть не берет в расчет, делаешь ты это в первый раз или десятый. Если человек берет в руки шприц, то он должен знать, что подписывает себе смертный приговор. Вопрос только в том, когда это произойдёт, – сегодня или под Новый год.  И чем быстрее человек это поймёт, тем меньше принесет вреда себе и другим. Поэтому если вы хотите, чтобы таких трагических случайностей не было ни у нас в стране, ни за ее пределами, надо бороться с этим всё своё время. Задача артистов нашего театра заключается в том, что мы помогаем детям взглянуть на мир не затуманенным зрачком, а открытым и чистым, что только и может принести настоящую радость бытия.

В завершение хочу сказать вот о чем. Я два года работал в национальном цирке Франции, в этой стране вино подают и на завтрак, и на обед, и, естественно, на ужин. Но пьяных я там не видел. Потому что существует культура пития, традиции. У нас пока этого нет. И будет еще не скоро. Дай Бог, чтобы пятое поколение Дуровых, которое представляет моя дочь Наталья, работающая сейчас со мной в цирке, застала его, что сомнительно. Поэтому, если не можешь пить как цивилизованный человек, должен отвечать за свои поступки по всей строгости закона, ибо пьянством, наркоманией вред наносится не только самому себе, но и окружающим.