Питерского ветеринара Александра Шпака осудили на 8,5 лет за то, что он продал наркоз для кошек и собак. Правозащитники написали открытое письмо президенту в защиту врача. Кетаминовый скандал, столкнувший несколько лет назад любителей животных и спецслужбы, вспыхнул с новой силой.

27-летний ветеринар из Санкт-Петербурга стал первым, из кого сделали опасного уголовника. Питерские наркополицейские наблюдали за Александром целых два года.

- Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) внедрила в коллектив ветеринаров своего сотрудника, – рассказывает адвокат Шпака Евгений Черноусов. – По легенде, оперативник якобы являлся ветврачом Андреем из Перми. Он ездил с ветеринарами на ежегодные зоотурслеты, вынюхивал информацию, втирался в доверие к Шпаку.

Переодетый полицейский быстро сдружился с ветеринаром.

- Они даже прослушивали телефон Шпака — впустую: ну не сбывал тот кетамин наркоманам! Не организовывал канал поставки наркотиков! Ни одного случая не выявили, ни одного человека не нашли! – возмущается Евгений Черноусов. – Им надо было срочно спасать положение. И тогда внедренный «ветеринар» начал провоцировать Шпака. Давил на жалость — дескать, в глухой Перми кетамин не достать, а бедным животным нечем делать наркоз. А Александр думал, что помогает коллеге из захолустья лечить животных. 28 июля 2010 года он купил ему три флакона кетамина за 2800 рублей каждый. 13 октября – еще один.

Александра задержали сразу после того, как он передал «ветеринару Андрею» флакон кетамина. Было возбуждено уголовное дело по статьям «покушение на незаконный сбыт психотропного вещества в особо крупном размере» (ч.3 ст.30, ст. 228.1, ч.3, пункт «г» УК РФ) и «незаконное хранение психотропного вещества без цели сбыта в крупном размере» (ч.1. ст.228 УК РФ). Ветеринара, продававшего кетамин для кошек и собак, судили, как настоящего барыгу.

С первого дня судилища над Александром Шпаком его поддерживали коллеги, правозащитники, владельцы животных, юристы. Все ждали оправдательного приговора. Ведь это было немыслимо – судить ветеринара, спасающего животных, точно также, как наркоторговца, убивающего людей.

- Очевидно, что в действиях наркополицейского «ветеринара Андрея» была провокация. А согласно закону, доказательства, которые были добыты путем провокации — должны быть признаны недопустимыми, – объясняет адвокат Черноусов.

Однако Выборгский районный суд решил, что «умысел Шпака был направлен не на оказание ветеринарной помощи животным, а на получение материальной выгоды». В зале суда на ветеринара надели наручники и отправили за решетку.